В Латвии на личном банкротстве поставят крест

Случится это уже весной. А за банкротством поедем в Англию!

Источник: http://www.ves.lv/article/112048

Пока новый закон о неплатежеспособности своим чередом идет по инстанциям, латвийские туристические фирмы готовят новые туры на берега туманного Альбиона — для тех латвийцев, которые хотят быстро и относительно недорого избавиться от своих кредитных обязательств.

Потому что в Латвии, похоже, стать банкротом станет не просто сложно — невозможно: новый закон предлагает такую процедуру физической неплатежеспособности, на которую не решится ни один здравомыслящий заемщик. Именно поэтому, по словам члена Ассоциации кредитных заемщиков Яниса Аболиньша, в последние месяцы число людей, оформляющих документы на личное банкротство, бьет все предыдущие рекорды. «Заемщики хотят до 1 апреля, пока не вступил в силу новый закон, начать процедуру неплатежеспособности, — поясняет «Вести Сегодня» Янис Аболиньш. — Потом я честно буду говорить людям: лучше не рискуйте!»

Два этапа.

В этом году, по данным Регистра неплатежеспособности, возбуждено 33 дела о личном банкротстве — 29 в январе и 4 в феврале. «Все эти 4 человека — из нашей ассоциации, — поясняет Янис. — И все они спешат оформить документы еще по старому закону. По новому получить статус неплатежеспособного лица захочет лишь сумасшедший…»

И дальше Янис поясняет, в чем суть нового закона, который должен быть принят уже 1 апреля. Он предусматривает, что процедура неплатежеспособности будет проходить в два этапа. На первом этапе, когда объявлена процедура банкротства, заемщик должен в течение года продать все свое имущество. И только после этого наступает второй этап, когда, собственно, суд решает — предоставлять ли этому заемщику право объявить о своем банкротстве или же отказать.

— Вы представляете, что это значит! — возмущается Янис Аболиньш. — Человек уже продал все имущество, но при этом у него нет никакой ясности по поводу своего будущего. Если суд разрешить пройти процедуру банкротства, тогда заемщик должен будет выбрать график погашения долга банку. А если суд откажет, то заемщик фактически остается ни с чем: квартиры проданы, вырученная сумма ушла в счет погашения долга банку, а разницу между суммой кредита и продажной суммой за недвижимость — изволь платить всю жизнь, согласно договору. Это просто беспредел и банковское лобби.

По поводу погашения долга банку у Ассоциации заемщиков тоже есть серьезные возражения. Законом предусмотрено, что заемщик может сам выбрать, в какой срок ему проще рассчитаться с банком. Но от этого будут зависеть проценты, которые банк разрешит списать. Если заемщик выбирает 5–летний срок погашения долгов, то ему нужно будет выплатить лишь 20% от оставшейся суммы кредита, если же, положим, хочет рассчитаться за год, то все 80%.

— Если, положим, кредит у заемщика 100 тысяч латов, а продал он квартиру за 20 тысяч латов, то из 80 тысяч разницы он должен будет в течение 5 лет погасить 20%, или 16 тысяч латов. В месяц получается 266 латов. При нынешнем законе обязательная плата заемщика в процедуре банкротства — 180 латов администратору и хотя бы 20 латов для кредиторов. То есть дешевле не получается никак, хотя смысл нового закона был именно в удешевлении процесса неплатежеспособности, — поясняет Янис Аболиньш. И тут же рассказывает о подводных камнях: — А если человек в итоге смог заплатить не 20%, а 19%? Тогда банк с легкостью ему скажет: извини, дорогой, теперь плати нам все остальное. Но это же абсурд!

Банки против заемщиков.

— Я вообще не понимаю, какова цель нового закона неплатежеспособности, — говорит автор нынешней редакции Закона о неплатежеспособности, депутат Гайдис Берзиньш. — По–моему, прослеживается некий дисбаланс в правах кредиторов и заемщиков. У последних вообще шаткое положение, особенно учитывая, что сначала человек должен продать свое имущество, а уж потом бояться, дадут ему статус неплатежеспособного или же нет.

Впрочем, по мнению бывшего вице–президента SEB, а ныне советника Ассоциации коммерческих банков Каземира Шлякоты, новый закон ничуть не ущемляет интересы заемщиков.

— Ну не будут банки зверствовать, — заверил он «Вести Сегодня». — Зачем нам топить заемщика? Нам важно с ним договориться и получить с него хоть что–то. Мы посчитали: если у вас есть ипотечный кредит в размере 37 тысяч латов — а это по статистике, средний размер ипотечного кредита в Латвии, — то при варианте 20–процентного погашения долга вам нужно будет платить банку около 66 латов. Если же у вас кредит в 100 тысяч евро, то сумма ежемесячных платежей — около 200 евро. Это дешевле, чем при нынешнем законодательстве. Вообще непонятно, для кого разрабатывал закон о неплатежеспособности Гайдис Берзиньш — наверное, для очень богатых людей. А мы хотим для всех.

…Впрочем, все заемщики, попавшие в бедственное положение, все равно не спасутся — ни с помощью нового, ни с помощью старого закона. Как метко отметил Каземир Шлякота, «банкротство — дело позорное, поэтому не все захотят». Другие побоятся сложной процедуры. Третьи поедут за банкротством… в Англию, куда стекаются банкроты со всей Европы.

В Англию — за законом.

«Вести Сегодня» уже писала о том, как получить банкротство в Англии. Напомним: английское законодательство о банкротстве физических лиц позволяет быстро, всего за год, начать новую финансовую жизнь и списать долги кредиторам из ЕС. А поскольку Латвия — страна ЕС, то нас эта привилегия тоже касается. При этом минимальные затраты на процедуру — около 500 фунтов.

Что касается сроков, то они — самые благоприятные во всей Европе. К примеру, в Латвии банкротство физических лиц, как и в Эстонии, длится 5 лет (еще недавно было 7 лет), в Германии — 7 лет, в Ирландии — до 12 лет. Во Франции, Бельгии, Греции, Италии, Португалии, Испании можно использовать процедуру банкротства только для тех физических лиц, которые вовлечены в предпринимательскую деятельность. Чтобы начать процедуру личного банкротства, заемщику необходимо сделать Англию Центром своих Основных Интересов (ЦОИ) (Centre of Main Interests «COMI»). Чтобы Англия стала ЦОИ, в некоторых случаях достаточно работать или заниматься предпринимательской деятельностью на территории этой страны в течение всего 6–8 месяцев. Что важно, место нахождения кредиторов и страна, в которой появились долги, не имеют значения в определении ЦОИ. И наконец, ничто не запрещает изменить ЦОИ сразу после банкротства в Англии и уехать в другую страну. Красота!

— В теории действительно выглядит красиво, — говорит Янис Аболиньш. — Но не очень–то мне верится в то, что латвийцы массово ринутся в Англию за банкротством. Вот когда я лично узнаю о прецеденте, когда латвиец получил статус неплатежеспособного лица, тогда поверю в «английскую мечту» для банкрота.

— Не думаю, что все будет так уж просто, — говорит Гайдис Берзиньш. — Все же людям надо будет ехать в другую страну, там жить и только потом начинать процедуру банкротства. По–моему, все проблемы с защитой заемщиков можно решить очень просто — приняв Ипотечный закон, который определил бы ответственность заемщика перед банком только заложенной в обеспечение долга недвижимостью. Кстати, в декларации правительства есть пункт о том, что Латвия должна принять Ипотечный закон, но, насколько я знаю, работа по нему даже не начиналась.

— Тут бы решить те проблемы, которые есть, — завершает разговор Янис Аболиньш. — Ведь никто не говорит о предвзятости судей, которые возбуждают дело о неплатежеспособности физических лиц. У нас есть черный список рижских судов, где просто не принимают заявление о неплатежеспособности. Мы провели эксперимент: после того как члену нашей ассоциации отказали в возбуждении дела в одном рижском суде, то же самое дело, без единого исправления, он отнес в Даугавпилсский суд, где его приняли. Но как такое может быть, если закон един? Впрочем, боюсь, что после 1 апреля эта проблема умрет точно так же, как и само явление физического банкротства.

.