Новым Законом о неплатежеспособности воспользуется очень узкий сегмент заемщиков в Латвии — спекулянты рынка недвижимости. Однако, подчеркивают банкиры, его ведение ударит по всем остальным: для местного бизнеса и семей, нуждающихся в единственном жилье, кредитные ресурсы станут менее доступны.

Источник: http://arhiv.bb.lv/

По мнению главы Ассоциации коммерческих банков Латвии Теодора Тверийонса, изменения в Законе о неплатежеспособности не выглядят такими уж безобидными, хотя речь идет только об одной 155-й статье — процедуре неплатежеспособности физического лица. После ее вступления в силу станет трудно прогнозировать, как будет дальше развиваться кредитование в Латвии в новых условиях.

Как заявил Т.Тверийонс на пресс-конференции, Сейм выразил свою политическую симпатию определенному, очень узкому, сегменту жителей Латвии. По его оценке, действие нормы о банкротстве физических лиц может затронуть не более тысячи человек.

В качестве подтверждения своих выводов докладчик привел статистику. Из нее следует, что на сегодня в Латвии судом уже признано банкротство более 120 физических лиц. Как выяснила возглавляемая Т.Тверийонсом ассоциация, проанализировав 80 дел, средний кредитный остаток у такого прогоревшего должника составляет около 425 тыс. латов, и на каждого в среднем приходится по восемь с половиной объектов недвижимости.

До основанья, а затем…

При этом представитель ассоциации указал: общество зря ликует в связи с сокращением процедуры банкротства с нынешних пяти лет до двух. Сейчас упомянутые 80 банкротов платят по 180 латов администратору и в среднем 16 латов в месяц — банку. На оставшуюся часть дохода должник живет, как жил, а его имущество пойдет с молотка только через два-три года.

Теперь же, подчеркивает Т.Тверийонс, в новом законе предусмотрено, что распродажа имущества происходит в первые полгода. Иными словами, практически сразу идут с молотка не только заложенный дом или квартира, но и все остальное имущество — мобильник, телевизор, мебель. «Да, после этого человек может возвращаться в экономически активную жизнь», — иронизирует глава ассоциации.

Защитим семью

В то же время банкиры не умаляют значения закона о неплатежеспособности. Оксана Сивокобыльская, член правления Swedbank, в комментарии отметила: 155-я статья должна дать возможность погасить долги за определенный период времени, чтобы человек потом смог вернуться к полноценной жизни. По ее мнению, главный недостаток нового закона в том, что ко всем группам населения проявляется один подход. Миллионные обязательства, которые во многих случаях фактически были бизнесом на рынке недвижимости, можно погасить за два года на таких же самых условиях, как и долг владельца единственного жилья.

По мнению г-жи Сивокобыльской, данное обстоятельство может существенно повредить экономике, а также обществу, поскольку не выполнять взятые на себя обязательства в случае, когда это большие суммы, может стать соблазнительнее, чем платить по ним.

Рыхлим почву для новых исков

В свою очередь Rietumu banka считает, что принятая Сеймом редакция Закона о неплатежеспособности — пример вопиющего популизма и непонимания последствий. «Она не только однозначно выгодна спекулянтам, но и вообще разрушает юридическую структуру банковского кредитования в Латвии. Одним из главных последствий нового закона станет превращение банковских кредитов в ломбардные — со всеми вытекающими последствиями и по кредитным ставкам, и по соотношению кредитов и залоговой стоимости. Мы в Rietumu при кредитовании всегда исходили из способности заемщика вернуть кредит. Новый закон, по сути, снимает с заемщиков эту ответственность, и в такой ситуации кредитование латвийских резидентов становится слишком рискованным», — заявил Сергей Гродников, руководитель Управления общественных отношений, рекламы и маркетинга.

По его словам, «возможностями», которые оговариваются в принятых поправках, не начнут в массовом порядке пользоваться добросовестные заемщики, выплачивающие кредит на свое единственное жилье, а именно они — наиболее уязвимая категория банковских клиентов, механизм помощи которой следовало бы разработать Сейму. Большинство таких заемщиков будут стремиться сохранить жилье для себя и своей семьи и найдут (или уже нашли) компромисс со своим банком. В то же время поправки оставляют широкие возможности «списания долгов» спекулянтам, для которых сделки с недвижимостью в предыдущие годы были прибыльным бизнесом. Сегодняшнее перекладывание убытков этого бизнеса на банки выглядит по меньшей мере странным.

Плюнуть и забыть

Другим не менее важным обстоятельством нового закона Сергей Гродников назвал то, что он имеет обратную силу и кардинально меняет коммерческие взаимоотношения по договорам, которые были заключены годы назад! Многие кредиты не выдавались бы, будь этот закон в силе на момент выдачи. Такое наплевательское отношение законодателей к основам юридических взаимоотношений можно объяснить только предвыборным популизмом и полным пренебрежением к законам права. В Rietumu banka надеются, что здравый смысл возобладает и президент Валдис Затлерс не провозгласит эти изменения. «В противном случае это не только надолго затормозит темпы кредитования и восстановление экономики страны, но и приведет к искам кредиторов против латвийского государства», — заключил С.Гродников.

.